Шолохов Михаил Александрович

«Мы приходим в мир Михаила Шолохова, и каждый из нас, пребывая в нём,
обязательно становится добрее, чище и лучше.»

Закруткин В. А.

Новости

05 июля 2024

КАЖДОМУ ПОДВОРЬЮ – ИЗГОРОДЬ И ВОРОТА

Большое внимание при устройстве своего имения казаки уделяли возведению изгороди и оформлению въезда. Внешний вид того и другого находился в прямой зависимости от благосостояния семьи, ее трудолюбия и находчивости.

Дом, двор, гумно обносили изгородью. В хуторах и станицах Верхнего Дона в конце XIX– начале ХХ века чаще всего для этого применялись плетни, которые изготавливали из прутьев ивы разного вида. Для парадной стороны усадьбы плетни плели из белотала (ива корзиночная), прутья которого были гибкими, ровными, не имели отростков, изгородь из них получалась более изящная, а светлый оттенок придавал праздничный вид. Плетни из краснотала (ива остролистная) шли на ограждение двора. Плетни из чернотала (ива серая) использовали на базу, так как прутья его были тёмные, с изгибами, их вид не так радовал глаз.

Обилие зарослей белотала и чернотала в поймах степных речек и реки Дон, а также краснотала на песчаных почвах левобережья позволяла казакам использовать прутья и колья для плетения изгороди. Делянки под хворост (прутья ивы) распределялись казаками по жребию каждые 3–5 лет. Вырубка материала проходила обычно ранней весной или глубокой осенью. В романе М. А. Шолохова «Тихий Дон» мы читаем: «Зима легла не сразу. После покрова стаял выпавший снег… Ростепель держалась до Михайлова дня… На майдане собрался однажды сход: подходили делёж и порубка хвороста. Толпились у крыльца правления в тулупах и шубах, поскрипывали валенками. …Атаман, поглаживая запотевшую насеку, выкрикивал фамилии раздатчиков… Смолкая, гул прошёлся до задних рядов и заглох.

– В четверг, как рассвенется, выезжать на порубку».

Из рассказа жителя станицы Вёшенской И. А. Солдатова узнаём о том, что «природный материал [после порубки] перевозили на лошадях или быках на казачье подворье, где и проходила сортировка. Тонкие и прямые прутья лозы диаметром 1–3 см использовали для полотна изгороди, а переросшие прутья диаметром 3–5 см – для изготовления кольев. Оставшиеся отходы рубили на дрова, сушили и использовали на следующий год для разжигания и топки печи».

Технология плетения изгороди не сложная, но она требовала определённого навыка. Об этом в своих воспоминаниях вёшенский старожил А. С. Зубков писал: «…заранее затёсанные колья забивали в землю в ряд на расстоянии 20–25 см друг от друга. Чем толще хворост, тем реже колья, крайние колья должны быть самыми прямыми и чуть толще остальных. Начиная с 7-го или 5-го кола, в зависимости от длины хвороста, завивали первый ивовый прут в направлении к первому колу, следующий ивовый прут подтыкали под первый через кол и завивали в том же направлении. Различали лицевую и оборотную стороны плетня. Лицевую сторону изгороди старались сделать как можно «чище», чтобы не было прутьев с сучками и охвостьями. Для этого охвостья – концы прута – обязательно оставляли на противоположной стороне. После плетения нескольких рядов полотно осаживали, уплотняли ударами между кольями специальной колотушкой или круглой толстой палкой, чтобы не повредить лозу. Плетни плели ранней весной при плюсовой температуре. В холодную и в жаркую погоду прутья гнутся хуже, полотно плетня получается неровным, при этом прутья на концах кольев сильно ломаются».

Были мастера, которые, изготавливая плетни, украшали их особым узорным рядом из разных по цвету ивовых прутьев.

Служили плетни до двадцати лет, при необходимости и по возможности их заменяли раньше, так как через некоторое время изгородь теряла внешний вид и форму. После «эксплуатации» остатки плетней использовали для отопления.

Кроме плетней бытовали и другие виды изгороди, которые выполнялись из разных материалов. Это были сплошные (глухие) дощатые заборы и штакетник, но не у многих хуторян и станичников. Въезд и вход на усадьбу оформляли воротами с калиткой с выгнутой поперечиной над ней.

В хуторах, где близко залегали выходы камня, изгородь делали из него. Житель станицы Вёшенской В. И. Щебуняев отмечает, что «каменные заборы были долговечными. Их фрагменты можно встретить и сегодня. Высота каменного забора из хорошо подобранных камней составляла от 70 см до полутора метров и выше. В Верхнедонском районе, по правобережью Дона, встречались изгороди, где по обе стороны от деревянной калитки и ворот возводились каменные заборы, парадная сторона которых (4–5 метров) обмазывалась белой глиной и покрывалась раствором мела. Это придавало изгороди торжественный и нарядный вид».

Базы, левады, огороды ограждались проще. Для сооружения изгороди использовали подручный материал – хворост, камень, жерди, ветки. Часто изгородью левад и садов по межевой грани служила водоотводная канава, по брустверу которой укладывали и втыкали в землю ветки от обрезки и очистки садов.

Таким образом, знакомство с обустройством казачьего подворья, видами изгородей и ворот, способами их возведения и особенностями природного материала позволяет ещё больше узнать об одной из составляющих бытовой культуры жителей Верхнего Дона конца XIX– начала ХХ века.

Источник: Большое внимание при устройстве своего имения казаки уделяли возведению изгороди и оформлению въезда. Внешний вид того и другого находился в прямой зависимости от благосостояния семьи, ее трудолюбия и находчивости. Дом, двор, гумно обносили изгородью. В хуторах и станицах Верхнего Дона в конце XIX– начале ХХ века чаще всего для этого применялись плетни, которые изготавливали из прутьев ивы разного вида. Для парадной стороны усадьбы плетни плели из белотала (ива корзиночная), прутья которого были гибкими, ровными, не имели отростков, изгородь из них получалась более изящная, а светлый оттенок придавал праздничный вид. Плетни из краснотала (ива остролистная) шли на ограждение двора. Плетни из чернотала (ива серая) использовали на базу, так как прутья его были тёмные, с изгибами, их вид не так радовал глаз. Обилие зарослей белотала и чернотала в поймах степных речек и реки Дон, а также краснотала на песчаных почвах левобережья позволяла казакам использовать прутья и колья для плетения изгороди. Делянки под хворост (прутья ивы) распределялись казаками по жребию каждые 3–5 лет. Вырубка материала проходила обычно ранней весной или глубокой осенью. В романе М. А. Шолохова «Тихий Дон» мы читаем: «Зима легла не сразу. После покрова стаял выпавший снег… Ростепель держалась до Михайлова дня… На майдане собрался однажды сход: подходили делёж и порубка хвороста. Толпились у крыльца правления в тулупах и шубах, поскрипывали валенками. …Атаман, поглаживая запотевшую насеку, выкрикивал фамилии раздатчиков… Смолкая, гул прошёлся до задних рядов и заглох. – В четверг, как рассвенется, выезжать на порубку». Из рассказа жителя станицы Вёшенской И. А. Солдатова узнаём о том, что «природный материал [после порубки] перевозили на лошадях или быках на казачье подворье, где и проходила сортировка. Тонкие и прямые прутья лозы диаметром 1–3 см использовали для полотна изгороди, а переросшие прутья диаметром 3–5 см – для изготовления кольев. Оставшиеся отходы рубили на дрова, сушили и использовали на следующий год для разжигания и топки печи». Технология плетения изгороди не сложная, но она требовала определённого навыка. Об этом в своих воспоминаниях вёшенский старожил А. С. Зубков писал: «…заранее затёсанные колья забивали в землю в ряд на расстоянии 20–25 см друг от друга. Чем толще хворост, тем реже колья, крайние колья должны быть самыми прямыми и чуть толще остальных. Начиная с 7-го или 5-го кола, в зависимости от длины хвороста, завивали первый ивовый прут в направлении к первому колу, следующий ивовый прут подтыкали под первый через кол и завивали в том же направлении. Различали лицевую и оборотную стороны плетня. Лицевую сторону изгороди старались сделать как можно «чище», чтобы не было прутьев с сучками и охвостьями. Для этого охвостья – концы прута – обязательно оставляли на противоположной стороне. После плетения нескольких рядов полотно осаживали, уплотняли ударами между кольями специальной колотушкой или круглой толстой палкой, чтобы не повредить лозу. Плетни плели ранней весной при плюсовой температуре. В холодную и в жаркую погоду прутья гнутся хуже, полотно плетня получается неровным, при этом прутья на концах кольев сильно ломаются». Были мастера, которые, изготавливая плетни, украшали их особым узорным рядом из разных по цвету ивовых прутьев. Служили плетни до двадцати лет, при необходимости и по возможности их заменяли раньше, так как через некоторое время изгородь теряла внешний вид и форму. После «эксплуатации» остатки плетней использовали для отопления. Кроме плетней бытовали и другие виды изгороди, которые выполнялись из разных материалов. Это были сплошные (глухие) дощатые заборы и штакетник, но не у многих хуторян и станичников. Въезд и вход на усадьбу оформляли воротами с калиткой с выгнутой поперечиной над ней. В хуторах, где близко залегали выходы камня, изгородь делали из него. Житель станицы Вёшенской В. И. Щебуняев отмечает, что «каменные заборы были долговечными. Их фрагменты можно встретить и сегодня. Высота каменного забора из хорошо подобранных камней составляла от 70 см до полутора метров и выше. В Верхнедонском районе, по правобережью Дона, встречались изгороди, где по обе стороны от деревянной калитки и ворот возводились каменные заборы, парадная сторона которых (4–5 метров) обмазывалась белой глиной и покрывалась раствором мела. Это придавало изгороди торжественный и нарядный вид». Базы, левады, огороды ограждались проще. Для сооружения изгороди использовали подручный материал – хворост, камень, жерди, ветки. Часто изгородью левад и садов по межевой грани служила водоотводная канава, по брустверу которой укладывали и втыкали в землю ветки от обрезки и очистки садов. Таким образом, знакомство с обустройством казачьего подворья, видами изгородей и ворот, способами их возведения и особенностями природного материала позволяет ещё больше узнать об одной из составляющих бытовой культуры жителей Верхнего Дона конца XIX– начала ХХ века.
← вернуться